Олег Дубов: «Оптимизация разрушает село»

В Тверской области полным ходом идут дебаты в рамках праймериз «Единой России». Мы уже писали о том, что они преподнесли нешуточный сюрприз: появилась вполне серьезная вероятность, что второе место в списке партии – после Владимира Васильева — займет глава Оленинского района Тверской области Олег Дубов. А это означает почти стопроцентную гарантию того, что он будет избран депутатом Государственной Думы. Впрочем, обойдемся без долгих вступлений. Сегодня у нас в гостях, если можно так сказать, автор этого сюрприза.

Старое и новое

Олег Игоревич, сейчас, по укоренившейся традиции бить лежачего, некоторые медийные личности «отвязываются» на бывшем губернаторе Тверской области Андрее Шевелеве, обвиняя его чуть ли не во всех смертных грехах. Другие же, несмотря на конъюнктуру, продолжают говорить, что он был достойным губернатором, хотя, конечно же, совершал ошибки. Как у вас складывались отношения с ним?

— Я с уважением относился и отношусь к Андрею Владимировичу Шевелеву как к человеку, и к его деятельности в качестве губернатора. У нас было взаимопонимание по большинству вопросов и хорошие личные отношения. Немало проблем района удалось решить, прежде всего — по реконструкции дороги от трассы «Балтия» до поселка Мирный, которую люди ждали больше 20 лет.

Уверен, что новое руководство региона сохранит все положительное, что было наработано в последние годы. А проблемы, которые есть (прежде всего, с ЖКХ, межбюджетными отношениями) будут решаться конструктивно, в спокойной рабочей обстановке и тесном контакте с главами городов и районов.

То, что сам Шевелев искренне хотел добра Тверской области и ее жителям – никаких сомнений у меня не вызывает. Но ошибки, конечно, тоже были. Главная из них – в том, что бывший губернатор доверял не только достойным людям, работающим в интересах области (а их, все-таки, в его команде было большинство), но и откровенным проходимцам, которые подставляли его самого и весь регион. Таким, как, например, г-н Отрощенко.

— А как складываются с исполняющим обязанности губернатора Игорем Руденей? Что, на ваш взгляд, изменилось в работе регионального правительства?

— Очевидно, что врио губернатора Игорь Михайлович Руденя серьезно и системно взялся именно за те проблемы, которые решались хуже, чем всем нам хотелось бы. За ЖКХ, дорожное хозяйство. Конечно, я полностью поддерживаю  вдумчивый и взвешенный подход к этим проблемам. Видно, что ситуация внимательно анализируется, без каких-то спонтанных и опрометчивых шагов. Так же постепенно и взвешенно идет формирование новой команды. Очень важно, что делается все возможное для сохранения стабильности в управлении регионом, без разрушения положительных наработок, которые существуют.

Рейдерский захват

— В своем блоге вы много писали о попытке рейдерского захвата комплекса ЖКХ Оленинского района, однако эта история не получила достойного отражения в СМИ. Расскажите об этом поподробнее.

— В течение многих лет основой всего финансирования коммунальной сферы не только в Оленинском, но и во всех остальных районах, не имеющих природного газа, была областная бюджетная поддержка. Например, в 2010 году район получил (по трем предприятиям ЖКХ) 10,7 млн. руб., в 2011 г. – 12,9 млн. руб., в 2012  г. – 13,0 млн. руб., в 2013 г. – 10,1 млн. руб., в 2014 г. – 10,5 млн. руб., в 2015 г. – 8,3 млн. руб.

Ежегодные, относительно  стабильные объемы финансовой помощи в 2010-2015 гг. говорят об их объективном характере, обусловленном реальной потребностью муниципальных предприятий Оленинского района.

При этом, нужно отметить, что со стороны РЭК Тверской области, специально для того чтобы снизить объемы финансовой помощи нашим МУПам из областного бюджета, из года в год принимаются завышенные тарифы на отопление для жителей Оленинского района, которые никак не учитывают уровень доходов нашего населения.

Сохранив высокие тарифы для населения, РЭК Тверской области своим приказом от 27.11.2015 г. одновременно снизила тарифы на отопление для предприятий и организаций. С учетом этого снижения, потери наших МУПов составили даже не 8 (по сумме прошлогодней дотации), а около 12 млн. руб., или почти 20 процентов от всего объема средств, имеющихся на отопление. Такое решение принято только в отношении Оленинского района. Все остальные районы, не имеющие газа, продолжают получать областное финансирование на ЖКХ, хотя и в меньшем объеме, чем год назад.

— Так какова цель этих «половецких плясок» с тарифами?

— Мое мнение по сложившейся ситуации однозначно. Речь идет о преднамеренном и очень серьезном ударе по муниципальным предприятиям ЖКХ Оленинского района  с  целью перехода их под контроль частного бизнеса. Наши МУПы целенаправленно подводят под банкротство после того, как мы, совместно с депутатами, заняли четкую позицию о недопустимости передачи муниципальных предприятий в аренду и концессию коммерческим структурам. Мы понимаем, насколько мутный и безответственный бизнес работает сегодня в сфере ЖКХ.  Нам не нужны такие «инвесторы» в коммунальную сферу, которые, как на некоторых других территориях, «инвестируют» только собственный карман за счет населения.

В течение всего прошлого лета мы сталкивались с серьезным давлением на региональном уровне — с целью навязать нам передачу муниципальных котельных в концессию. 26 октября 2015 года, по моей просьбе, районные депутаты, чтобы защитить район от этого давления, приняли решение о запрете любого взаимодействия с бизнесом в сфере ЖКХ на территории района. Приказ РЭК от 27 ноября стал наказанием района за это решение.

То, что организатором и заказчиком этой ситуации являлся бывший заместитель председателя правительства Тверской области Отрощенко – никаких сомнений не вызывает.

Назовем вещи своими именами. Начиная с 27 ноября, происходит рейдерская атака на Оленинский район и его муниципальную собственность. Никогда за 20 лет моей работы в этой должности мы не сталкивались с опасностью такого уровня. Позиция всего руководства района однозначна: мы никогда не положим под рейдеров Оленинский район, и сами под них не ляжем!

Отрощенко уже нет в Тверской области. Но, к сожалению, машина запущена, и нам приходится идти уже на чрезвычайные меры по сохранению муниципальных предприятий ЖКХ. Те решения, которые были приняты на районном уровне, позволили пройти нынешний отопительный сезон, но без помощи региона нам будет очень сложно входить в следующую зиму.

Дооптимизировались…

— На дебатах вы говорили прямо-таки крамольные вещи про оптимизацию систем здравоохранения и образования. Почему?

— Как известно, был принят закон, по которому с 2012 года все муниципальные больницы перешли в подчинение субъектов Федерации от городов и районов. Разумеется, вместе с деньгами, изъятыми на здравоохранение из местных бюджетов.

Что произошло после этого во всех регионах? Произошел колоссальный финансовый передел. Произошла «резня» коек в сельских больницах, районных… «Резня» целых отделений, и не каких-нибудь, а, например, родильных, инфекционных… «Резня» перечня медицинской помощи… И все жители сельских районов поехали в соседние города – в межрайонные центры. Но когда человек едет до такого межрайонного центра с инсультом 50-70 километров по плохой дороге – далеко не факт, что он вообще доедет.

Очевидно, что московские разработчики этой реформы просто не вспомнили о специфике сельских районов, и вообще об их существовании.

Еще одна проблема: любой, даже самый мелкий вопрос больницы теперь вынуждены решать через Тверь, а не в местной администрации. Обычно в связи с этим вопросы стали решаться труднее и значительно дольше.

Чтобы  смягчить сегодняшний развал здравоохранения на местах, необходимо вернуть районные больницы в подчинение районов и в муниципальную собственность. Об этом я полтора года назад говорил в эфире Первого канала. О том же говорю сейчас на дебатах, как участник праймериз «Единой России».

— А что насчет сферы образования?

— Вообще считаю, что главная проблема на селе – именно «оптимизация». Треть школ по стране мы уже потеряли. Подобные процессы усилились после вступления в силу с 2011 года Федерального закона № 83 о бюджетных учреждениях, а также в связи с тем, что «оптимизация» является одним из источников выполнения «майских указов» президента о повышении зарплаты в социальной сфере…

Я не только критикую «оптимизацию». Оленинский район ее не проводит. Но с каждым годом сохранять социальную сферу села на любой территории становится все труднее.

Убежден, что «оптимизация» разрушает село и наносит непоправимый вред стране. То, что разрушено – уже никто не восстановит. Однако сохранить то, что осталось, мы можем.

Я сейчас предлагаю на дебатах то же самое, что предлагал во время общественного обсуждения Закона об образовании еще в 2010 году: отказаться от «подушевого» финансирования школ, которое сейчас процветает. Деньги им выделять по смете – как это было до 2011 года, чтобы каждая школа могла жить. Точно так же должны жить каждый клуб, каждый ФАП или участковая больница Без этого бесполезны любые разговоры о возрождении села. И, разумеется, все средства на выполнение Майских Указов должны выделяться на места в полном объеме, а не перераспределяться за счет «оптимизации» социальной сферы села.

Куда расти?

— Какими, на ваш взгляд, могут быть «точки роста» для района?

— На сегодня важная для района точка роста – развитие сферы услуг, за счет чего нам удалось за пять лет сократить безработицу в районе в два раза. Хотя этой сферой мы не ограничиваемся — в ноябре прошлого года в Оленино открылся новый производственный объект – пеллетный цех на 30 рабочих мест.

Думаю, что важным ресурсом развития в ближайшее время станет земля. Законодательство об обороте сельскохозяйственных земель в последние годы серьезно меняется в положительную сторону – при самом активном участии нашего депутата Госдумы Владимира Васильева. Это позволило нам уже вернуть в муниципальную собственность 18 тыс. га земли. Постепенно она будет осваиваться. Подобная работа пока активно проводится только в двух районах – Оленинском и Ржевском.

А главной точкой роста, рано или поздно, станет газификация района. У нас еще с 2010 года готова вся проектная документация. По известным причинам, газификация Тверской области, и Оленинского района в том числе, была остановлена. Надеемся на возобновление этой работы на региональном уровне, что позволит очень серьезно изменить экономическую ситуацию на нашей территории.

***

— Вы участвуете в праймериз и всерьез намерены стать депутатом Госдумы. Зачем оно вам?

— Я в региональной политике уже четверть века. И, думаю, что мой опыт способен принести пользу на федеральном уровне. Особенно – в социальной сфере, ЖКХ, вопросах местного самоуправления.

— Предположим, вы — в Государственной Думе. На кого оставите район?

— У нас есть достойные кандидатуры, которые в состоянии возглавить район. Если такой вопрос возникнет, решение будет принимать местное отделение «Единой России», имеющее подавляющее большинство в депутатском корпусе. Разумеется, я, в случае избрания депутатом, буду активно помогать новому главе сохранить и приумножить все то, что достигнуто за 20 лет моей работы.

Беседовал Андрей ВОЛГИН

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *